«Усыновила страна советов»

Репортаж из интернационального детского дома

Так едут к матери. Не считаясь с расстояниями, отодвигая неотложное, томясь нетерпением и радостью. Так многие годы едут в Иваново его усыновленные дети — болгары, немцы, испанцы, греки, поляки, чехи, югославы, китайцы, африканцы и палестины… Все они — воспитанники интернациональной, ордена Дружбы народов, школы-интерната имени Е. Д. Стасовой. В эти дни отмечается 50-летие школы.

Идея строительства интердома, как его раньше именовали, принадлежит соратнице В. И. Ленина Стасовой, возглавлявшей в те годы Международную организацию  помощи борцам революции (МОПР). Тысячи детей тех, кто боролся за свободу и счастье людей, остались без крова, сиротами, и им отдало свою материнскую любовь Иваново.

Полвека стоит этот дом под сенью хвойного бора на реке Талке, там, где проходили сходки, рождался первый в России Совет рабочих депутатов. Старый интердом несет в себе трогательную щедрость и отеческую заботу о детях, много переживших и выстрадавших.

Интернациональный детский дом открыли 1 мая 1933 года. Вскоре он принял своих первых воспитанников — сто сорок одного ребенка от трех до шестнадцати лет, детей, говоривших на двадцати шести языках. Пройдет немного времени, и русский человек сблизит, сроднит и объединит всех, поможет скорее отойти от пережитого. В числе тех, кого приютили ивановцы, были дети, родившиеся в тюремных застенках, пережившие гибель родителей, столкнувшиеся со звериным лицом фашизма. Детей, пряча, везли через границы, спасая от полицейских ищеек, передавая по надежным рукам.

Потрясают душу документы об истории интердома. Семья болгарских революционеров Карастояновых: отец погиб во время рабочего восстания в Болгарии в 1923 году, мать — в застенке. Их Сашко родился в тюремной камере, а его сестренки нищенствуют, брошенные на произвол судьбы.

Детей Карастояновых приютил Ивановский интердом. И они пойдут защищать его от фашистов. Поднялся в Белоруссии могильный холм и над военным корреспондентом » Комсомольской правды » Юлией Карастояновой. Сашко в свои пятнадцать лет упросится в кавалерийскую школу, пройдет через всю войну. Сейчас он генерал Болгарской народной армии, доктор наук, приехал отметить юбилей родного дома.

Далеко не все смогли приехать

Семнадцать раз приходили в интернат похоронки — скорбная весть о гибели его детей в годы войны. Имена героев — интердомовцев — немцев, поляков, югослава, болгарина, грека, павших в борьбе с фашизмом, звучат на торжественных пионерских линейках в интердоме, живут, зовут и воспитывают. У поэта Евгения Долматовского есть стихотворение » Мальчик, говорящий по-русски «. Оно посвящено Мануэлю Жузе Серра. Португалец из Иванова, студент МГУ, Серра жил и учился в интердоме. » Как музыканту » ставят » руку, как певцу — голос, — говорит Жузе, — так в интердоме ставят… характер «. Печалясь и гордясь — возвращение в детство всегда окрашено грустью, — он пишет, что годы, проведенные в интердоме, оставляют в его воспитанниках ощущение долга.

Почти двум тысячам детей десятков национальностей Ивановский интердом заменил родной кров. Люди, работающие здесь, как правило, по многу лет, трудятся здесь от темна до темна, точно в любой многодетной семье. Сейчас в доме триста детей. Из Латинской Америки, Азии, Африки.

Надо сказать, что это в крови, в традициях пролетарского города — подставить плечо, огородить от беды. Красные ткачи… Они вставали на защиту обездоленных, они совершали чудеса трудового подвижничества, о чем с восхищением писал Владимир Ильич Ленин.

В двадцатых годах в » красной губернии » побывала немецкая коммунистка Клара Цеткин. В ее памяти ивановские текстильщики остались усталыми, но озаренными, полуголодными, но энергичными.

» Передай Ленину, — наказывали они на прощание, — что мы будем очень рады, если удастся получить на зиму хорошую обувь. И хлеба побольше бы дали! Но передай ему, что мы и без этого продержимся, если в чем еще нужда будет «. Терпя лишения, они отдавали последнее бастующим рабочим Рура и Англии, вносили средства на детский дом для сирот Германии, который там назвали Иваново — Вознесенском.

Давно уже преобразился старый интердом — оброс новыми зданиями. В ближайшие годы этот комплекс исполкома Советского Красного Креста превратится в обширный и благоустроенный школьный городок. Время меняет все. Только за окнами — тот же чистый сквозистый лес и тот же сад. И фонтан. И двор, где ребятишки разного возраста и цвета кожи. Бесконечно малая частица планеты, по которой можно определять многие ее боли и беды. Прошлое — оно жжет сердце. Вот у крыльца девочка — поврежден глаз, нет руки. Подняла красивую куклу, оказавшуюся заминированной. Такими «игрушками» угощают сегодня бандиты детей Гвинея-Биссау, Мозамбика, Анголы, Никарагуа. Вот мальчишка. Он играет, озорничает, как все его сверстники, а ночью не спит,  вскакивает: жил в джунглях в партизанском лагере, после налета карателей, уцелел чудом.

В интердоме видели детей, которые не умели улыбаться. Новички здесь запасают хлеб, хотя его вволю. Из страха, а вдруг его завтра не будет. И тут мало педагогического мастерства, комфортабельных условий — необходимо много больше — суметь отдать этим детям сердце. У дома своя музыкальная школа, художественное училище, балетная студия, свои национальные ансамбли песни и пляски. Бездна интереснейших конкурсов, состязаний, затей.

В уютной гостиной школьного клуба интернациональной дружбы — фотостенды, плакаты, сувениры. Сюда ребята приносят и свои драгоценности: присланную с родины крошечную игрушечную мисочку, ракушку, старую домашнюю куклу. В углу на стенде- чучело настоящего крокодила, панцирь морской черепахи… Откуда ни возьмись — тревожная стайка темнокожих малышей. Сгрудились, молчат. Что манит их сюда? В ответ: «Здесь Африкой пахнет». Боль…Люси, Саня, Исабель, Виола, Валентин, Горки, Володя, Юра — восемь сирот. Дети чилийского рабочего Исидора Карильо, погибшего коммуниста, соратника Луиса Корвалана. Отлучеы от родной земли, от родного очага и близких.

Директор школы Алевтин Петрович Кузьминский, завуч Людмила Владимировна Лебедева, воспитатель Светлана Александровна Рассулина, заместитель директора по воспитательной работе Софья Ивановна Кузнецова, преподаватели: испанского — Хулио Кобелья, греческого — Розалия Ксиротирис, многие другие часами рассказывают о своих детях. Большинство воспитанников получают высшее образование, успешно трудятся в своих странах, в СССР. Как семейный альбом — доска почета — интердомовские медалисты. Кто-то стал инженером, экономистом, кто-то врачом. Есть ученые, артисты, кинорежесеры. А сколь многих из них пришлось выхаживать, буквально поднимать на ноги.

Костас Карагиозис. Он приехал в интердом, когда ему было лет тринадцать, после операции на сердце, сделанной в Москве. Его воспитатели, его няньки никогда не забудут, что у Костика пульс был всего сорок ударов в минуту. И все же они его выходили, вырастили, выучили. Костас получил высшее образование, живет и работает на родине, в Греции.

Обо всем этом, и о многом другом, говорят , вспоминают, думают те, кто собрался под крышей интердома в эти памятные юбилейные дни. Витают над ними тепло и сердечность, братство, дружба. Отгремят аплодисменты, будут сказаны юбилейные речи. Умолкнет гомон волнующих встреч. Кого-то ждут кафедра, цех, клиника, долгий путь…

В интердоме своим чередом течет жизнь. В младших классах заканчивается учеба. Впереди пионерское лето, лагеря, походы, отдых. Старших еще ждут экзамены. Школа как школа, где получают среднее образование. Где-то звучит музыка, где-то стучит мяч, из-за двери второго класса доносится звонкий голос:

И если меня спросили,
Откуда родом я и чей,
Отвечу гордо: из России
Я — сын ивановских ткачей!

…Говорят, родина одна. В этом доме поправят — две.

З. Быстрова, «Правда»
03/05/1983 г.

Добавить комментарий