«Орден Вилара»

Сорок лет спустя прочтена еще одна  страница Великой Отечественной войны.

Соединения, входившие в состав 2-го Белорусского фронта, прижали фашистов к Балтийскому морю. Враг был еще силен, он пытался вырваться на окружения. Удар пришелся на части нашей 137-дивизии.

— В ночь на 30 января нам приказали овладеть населенным пунктом Фюрстенау, незадолго до того занятым противником, — рассказывает командир третьего батальона 409-го полка М. П. Зуев, живущий ныне в Казани.

Взводом, во многом определившим успех операции, командовал младший лейтенант Энрике Вилар. Это подразделение погибло. Командира нашли лежащим чуть впереди бойцов, с пистолетом в вытянутой руке – он возглавлял атаку. Здесь же, вблизи места боя, Энрике был похоронен…

Как оказался кубинский парень в Советском Союзе, стал воином Красной Армии? Этим вопросом задались московский писатель Валентин Томин и свердловский кинодокументалист, режиссер Игорь Персидский. Начались долгие поиски. В конце концов, удалось найти родственников, друзей и однополчанина Вилара. Итогом стал недавно снятый на Свердловской киностудии документальный фильм «И мы вместе будем бороться».

Старые кадры возвращают нас на Кубу 30-х годов. В стране свирепствует кровавый режим Мачадо. Компартия действует в глубоком подполье. Об атмосфере тех лет в фильме рассказывает ветеран Компартии Кубы, член ее Центрального Комитета Фабио Гробарт. Многие революционеры оказались в тюрьмах. Эта участь постигла в 1932 году и коммуниста-подпольщика Сесара Вилара. Его жена Каридад Фигередо осталась с четырьмя детьми без каких-либо средств к существованию. Работы тоже не было: тысячи людей не могли получить ее. Чтобы спасти детей Вилара, его товарищи организовали их нелегальную отправку в Советский Союз. Первым отплыл на пароходе семилетний Энрике – под чужим именем, с незнакомыми ему людьми.

Первые два года Энрике провел в Московском детском доме имени Клары Цеткин Окрен, научился говорить по-русски. А затем он стал воспитанником Ивановского интернационального детдома имени Е. Д. Стасовой. Здесь жили дружной семьей более 140 детей зарубежных революционеров, говорившие на 26 родных языках. Товарищами Энрике были немцы, поляки, итальянцы, болгары, корейцы, китайцы.… Вся страна трогательно заботилась о них: из разных республик и городов шла одежда, обувь, фрукты, все необходимое для учебы… Хорват Драгутин Вареско, ныне советский гражданин, живущий в Москве, помнит Вилара очень хорошо: «Энрике был парнишка живой, улыбчивый, приветливый, смелый до бесшабашности порой. Участвовал в пионерской работе. На лыжах катался, хотя морозов все же побаивался…»

Дети коммунистов тоже росли коммунистами – по духу, убеждениям, действиям. Один из авторов фильма обнаружил в старом журнале МОПРа опубликованное письмо десятилетнего Энрике родителям на Кубу: «Дорогие папа и мама! Я живу хорошо. Отец, ты борись за наше великое дело. А потом я приеду, и мы вместе будем бороться».

Ему не пришлось вернуться на родной остров. Свой бой с общим врагом – фашизмом – Энрике принял здесь, в России. Когда началась Великая Отечественная война, 16-летний комсомолец Вилар неколько раз подавал заявления, хотел уйти на фронт добровольцем. Через год он окончил школу снайперов, получив при этом почетный знак «Отличник РККА». Затем Энрике учился в Московском высшем общевойсковом командном училище имени Верховного Совета РСФСР, одном из старейших наших военных учебных заведений. Пройдя ускоренное обучение, младший лейтенант Вилар снова подал рапорт, с просьбой направить его на фронт. В конце 1944 года он прибыл в 409-й полк 137-й стрелковой дивизии, где и стал командиром взвода.…  А через два месяца произошелтот самый бой за Фюрстенау, последний бой Вилара.

Благодаря поискам энтузиастов мы теперь многое знаем о нем. На мемориальной доске в Ивановском детдоме к 16 именам воспитанников, погибших в войну, прибавилось еще одно – Энрике Вилар Фигередо.

Б. Денисов, «Советская Россия»   
22/02/1985 г.

Добавить комментарий