«Генералы штурмуют детдом. Впервые в истории Российской армии»

«Любовь и нелюбовь к двум апельсинам».

На окраине города Иваново вот уже семьдесят лет живет и хорошо поживает один интернат. Дом – в ведении Российского Красного Креста и отдельной строкой – в бюджете Министерства образования РФ. Практически все его воспитанники поступают в вузы.

Известен он в мире как интердом, и воспитываются в нем дети из разных стран, оказавшиеся в России. Такая нереализованная модель мира: безвизовое общение, один язык, один дом, один бассейн, один кинотеатр. Все для всех. Удивительно ли, что на этот Мир посягнуло именно Министерство обороны?
Стоит интердом прямо у леса, в санитарной зоне, где воздух наполнен фитонцидами и солнцем. На его территории две школы, старая и новая, два общежития, спорткомплекс, столовая, киноконцертный зал, которому позавидует Дворец культуры. Но с ноября прошлого года Министерство обороны возмечтало разместить здесь девятое по счету Суворовское училище. Тоже для детей, но с другим будущим. И, кажется, мечты сбываются.

Но пока по календарю конец августа, и вот он новый учебный гол. Все мысли детей только о нем, а не о притязаниях на их дом. К крыльцу общежития подкатывает автобус, распахиваются двери. Вначале летят рюкзаки, а потом – сами, отдохнувшие и загорелые, с криком: « Соня! ». Радостные вопли предназначаются Софье Ивановне Кузнецовой – седой воспитательнице.

«Они целый день галдят: « Соня, Соня! », а вы представьте, будут выговаривать каждый раз «Софья Ивановна», — оправдывается она, между прочим бывший заместитель директора. Девчонки дарят ей шоколадки и повисают на руках, уже, видимо, на целый день. Чумазый пацан с перебинтованной рукой протягивает ей два апельсина. Все это несется вверх по лестнице, обгоняя друг друга, в свои комнаты. « Какие люди приехали! » — говорит, не без иронии, идущая навстречу старшеклассница. И берется за тяжеленные сумки, которые младшим не донести. Так радуются встрече с близкими. Это не похоже на интернат!

Международная школа-интернат была создана в 1933 году для детей антифашистов и революционеров. Преследуемые наравне с родителями, в Иваново они порой попадали через третью страну и под чужими именами. Здесь жили сыновья Мао Цзэдуна и Луиса Корвалана. Школа находилась в прямом ведении ЦК КПСС. Средств, естественно, не жалели, и здесь царил полный коммунизм. Но отношения «ученик —  учитель», «ученик – ученик» были выстроены демократично. Ответ «нет», к примеру, должен быть аргументирован. Идеальные семейные отношения. Хотя слово «мама» здесь не звучало, поскольку у большинства детей родители были. Сражались за идеи коммунизма у себя на родине. Интердом потому был образцово-показательным, они приезжали и видели, как хорошо в России детям.

На смену детям из капиталистических стран пришли другие. Из Чернобыля, Чечни, Таджикистана, Киргизии, из Нефтегорска.… С трагедиями за худенькими плечами.  Некоторые, так называемые социальные сироты пришли с худшим – позором за родителей. А попали прямо в дом, где не по-детдомовски высококлассные специалисты – психологи, педагоги, врачи.   Где Соня на Масленицу ставит восемь литров теста и печет блины.

Так вот, дождавшись в этом году последнего школьного звонка, когда последний ребенок уехал в лагерь, Российская армия перешла в наступление на интердом. 31 мая 2002 года начальник Генштаба А. Квашнин обратился к президенту с просьбой «ускорить принятие решения по созданию в Иванове Суворовского военного училища, с тем чтобы занятия в нем можно было начать уже с 1 сентября 2002 года». Цитирую: «В создаваемом училище предполагается обучать, прежде всего, юноше Центрального федерального округа, чьи отцы стали инвалидами или погибли в «горячих точках». То есть одних сирот («не наших») выгоним и расселим «наших». Далее: «Принятие решения по созданию училища неоправданно затягивается в связи с вмешательством в процесс рассмотрения этого вопроса Российского Красного Креста». Дело в том, что с 1947 года школа-интернат находится в прямом ведении общественной организации Российский Красный Крест, и то, что комплекс недвижимости до сих пор находится в федеральной собственности, конечно, большая глупость РКК, который имел полное право приватизировать этот комплекс. Но не стал по причине давно заработанной в мире безупречной репутации.

И вот на этот большой кусок недвижимости претендуют генералы. Квашнин даже приврать президенту решился: «В настоящее время школа-интернат не оправдывает целей, ради которых была создана. Количество детей сокращается. Системного набора не существует». А реабилитированная и проучившаяся в интернате семь лет девочка из Нефтегорска, увидевшая смерть родителей, двух сестер, бабушки и дедушки? Ее восстановленная психика не оправдывает цели? Завтра в интердоме ожидают новых гостей, у которых тоже нет теперь дома, — сорок детей из края наводнения – Ингушетии и Краснодара.

«Кроме того, необходимо отметить, что последние десять лет практически не вкладываются средства на обновление учебно-материальной базы школы, ни в ремонт зданий и помещений». Смешно говорить подобное о залах, где блестят даже паркетные полы. Был ли генерал в интернате, чтобы утверждать подобное?

Соня вспоминает прошлогодний визит одного генерала: «Он словно детей не видел! Марширует по коридорам, машет руками: здесь мы стену разрушим, здесь поставим. А рядом дети бегают, а он их не видит!»

В паре с генералом маршировал тогда вице-губернатор Ивановской области Михаил Бабич – человек, говорят, дальновидный, неординарных способностей по сделкам с недвижимостью. Именно ему приписывают инициативу размещения на базе интерната военно-воспитательного заведения. И никто из работников интердома поэтому не верит, что все затеяно из-за Суворовского училища. Даже генералы Минобороны на одном из совещаний немного отступили: «Да у нас восемь Суворовских училищ по стране, нам больше и не нужно. Но нас попросила поддержать Ивановская областная администрация».

И все же, после небольшой передышки, генералы опять перешли в наступление. Только вот невозможно представить, как наша армия намерена брать интердом, ведь дети его сдавать не хотят. И даже президент Путин им обещал хорошенько подумать, прежде чем «сдать» их дом военным.

Очаровательная Галя Кочина встречалась с президентом в Белом доме этим летом, когда победила на конкурсе летних рисунков «Единая Россия». Ждали встречи час, чтобы передать просьбу всех воспитанников. Передали. Но где тринадцатилетнему ребенку тягаться с Министерством обороны, Советом Федерации, Минфином, Минздравом, Минимущества России, о поддержке которых заявляет Квашнин. И с Михаилом Бабичем, поднявшем всю эту армию?

На стороне Гали, правда Министерство образования. У него большие планы по развитию интердома, по «выращиванию» здесь детских талантов. Есть несколько предложений по его развитию, проектов, разработанных и над которыми еще работают лучшие ученые страны. Уникальный педколлектив уже вырастил: профессоров МГУ, преподавателей иностранных вузов, послов и дипломатов, хирургов…

Но кому какое дело до детей? Что с них взять, если у них нет даже родителей?

Вот разве что доброй и ласковой Соне, увешанной целый день этими детьми, как елка. Она зовет меня, чтобы познакомить с выпускником интердома иранцем Сабиром Киримовым. Он хирург, работает в Швейцарии уже семь лет. Но в Иванове его до сих пор помнят, как лучшего хирурга в городе. Сабир не хотел уезжать отсюда. Его попросили русские друзья после очередного нападения на Сабира молодых фашистов: «Мы не можем охранять тебя 24 часа в сутки». А невеликий ростом Сабир каждый раз привозит из Швейцарии в нищие ивановские больницы по сорок килограммов медицинского инструментария.

Вы знаете, что воспитанники детдомов обычно не умеют дарить подарки?

Вы еще помните про два апельсина?

Лилия Мухамедьярова, «Новая газета»   

02/09/2002 г.

Добавить комментарий