«Зачатые на баррикадах»

В знаменитом ивановском Интердоме воспитывались дети Мао Цзэдуна, Долорес Ибаррури, Пальмиро Тольятти. А что там сегодня?

Он по-прежнему, как и замысливался 75 лет назад, на самой окраине Иванова. Утопающее в разноцветной листве осенних деревьев строение красного кирпича с просторными холлами и широкими лестницами одним видом вызывает ностальгию по эпохе социализма. На зеленых лужайках резвятся чернокожие ребятишки. Все как всегда. Ивановский Интердом, созданный когда-то для воспитания юных борцов с мировым империализмом, живет и в новой эпохе по давно заведенному распорядку.

Звонок — и чернокожие школьники наперегонки с русскими сверстниками мчатся на уроки. Нас встречает директор школы Галина Ивановна Шевченко — десятый директор Интердома.

…Судьба этого заведения переплетена с историческими катаклизмами — революциями и войнами, горячими и холодными. В конце двадцатых, когда пожар мировой революции так и не разгорелся, в СССР решено было приютить детей лидеров и функционеров видных борцов за рабочее дело. Организовали инициативу: ивановские рабочие готовы собрать маленький Интернационал. Такое решение было принято на первой областной конференции «Международной организации помощи борцам революции», проходившей в Иванове в 1929 году.

На строительство интернационального детского дома вышел весь город. А 5 мая 1933 года он встречал первую смену: 140 детей из 26 стран. С тех пор ежегодно в Интердом прибывали все новые пополнения. По ним можно было безошибочно определить, где обострилась классовая борьба. В 30-х в Иванове шли группы маленьких испанцев, потом — немцев, сыновей и дочек антифашистов. Переворот в Китае — и школу наполнили узкоглазые ребятишки. В 70-х, после свержения Альенде, в Иванове появились чилийцы, греки, латины, посланцы Африки — действительно Интернационал.

Стены Интердома видели номенклатурных детей. Здесь воспитывался сын Мао Цзэдуна от первого брака, дочь испанской революционерки Долорес Ибаррури, дети первого секретаря компартии Италии Пальмиро Тольятти, сыновья генерального секретаря компартии Кубы Хорхе Виво Эското, немецких антифашистов Вальтера Густава и Августа Лютгенса — список можно продолжать до бесконечности. Однако подробностей из их жизни в Интердоме не сохранилось. Большинство чад жили под чужими именами — конспирация! Но в подпольщики и партизаны подались далеко не все. Многие в Иванове так срослись с русской культурой и языком, что на всю жизнь остались на новой родине.

Вот одна судьба. Преподаватель испанского Юрий Игнатьевич — один из таких воспитанников. Настоящее его имя — Хулио Николас Кобенья. Отец Хулио входил в круг ближайших соратников генсека испанской компартии Хосе Диеса. В 37-м году мать Хулио вместе с шестерыми детьми бежала из Испании в Москву. Хулио с сестренкой оказались в ивановском Интердоме. Стал Юрием, вырос, выучился в пединституте и вернулся в Интердом уже работать.

С развалом Советского Союза интершкола потеряла свой статус прибежища для «политических» детей, школа перешла в ведение общества Красного Креста. Сейчас в ее стенах доучиваются ребята из последнего «коммунистического» набора, который традиционно проводил ЦК КПСС. А с конца девяностых годов интернат принимает детей-сирот со всей России и стран СНГ. Однако Галина Ивановна Шевченко, директор Интердома, не прочь возродить его прежний международный статус:

— Мы могли бы организовать на базе интерната пансион для иностранных детей, желающих получать образование в России, — говорит Галина Ивановна. — Есть опыт, традиции, база. Кроме среднего образования, мы сможем обеспечить и дальнейшее обучение наших выпускников в вузах России…

Жизнь разбросала бывших интердомовцев по всему миру. Живут они и в Африке, и в Латинской Америке, большая группа — 50 человек — обосновалась даже в Швеции. Некоторые продолжили дело отцов. В партизанское движение ушел колумбиец Рикардо Марнтес (отец его тоже возглавлял партизанский отряд). Другой колумбиец, Кильберто, сын генерального секретаря компартии Альберто Вейро, стал деятелем партии. Испанец Андрес Вара прославился как талантливый танцовщик, создатель молодежного ансамбля… Но каждый год, в день очередной годовщины школы, ее выпускники вспоминают о своем втором доме, звонят учителям или навещают Интердом, ставший им родным.

Сменилась эпоха, а Интердом остался. Как маленькая модель большого мира, в котором трудно, но все-таки возможно ужиться.

Международная школа-интернат РОКК почти не финансируется государством

Mосква, 18 января. Под угрозой закрытия оказалась единственная в России международная школа-интернат Российского общества Красного Креста, находящаяся в Иваново. Это учебное заведение было основано в 1933 году как гуманитарная миротворческая организация, в которой нашли приют дети репрессированных на родине антифашистов. За 60 лет школу окончили 3500 воспитанников из 75 стран мира. С переменами, произошедшими в стране, изменился облик школы и состав ее воспитанников. В 2001-2002 учебном году почти половина учащихся — сироты и оставшиеся без попечения родителей. По словам помощника заместителя председателя РОКК Нины Глыбиной, сегодня школа-интернат — это современное, технически оснащенное учебное заведение со сложившимися традициями обучения и воспитания детей разных национальностей. «Однако сейчас, когда так остро стоит проблема безпризорности в России, предусмотренное государством финансирование школы осуществляется лишь на 30%, — рассказывает Н.Глыбина. — Пока РОК! К не сдается и по возможности самостоятельно изыскивает средства на содержание детей школы, но что будет дальше не известно». Члены РОКК надеются, что им все же удастся через год отметить 70-летний юбилей школы.

Елена Батуева, «Трибуна»   

25/09/2002 г.

Добавить комментарий