«Дом преткновения. Красный Крест и Министерство обороны не могут поделить школу-интернат»

Сегодня можно только догадываться, почему в 1933 году Центральный Комитет ВКП(б) принял решение открыть Интернациональный детский дом именно в Иваново. Возможно, причиной выбора послужил тот факт, что официальная пропаганда тех лет называла будущий «город невест» не иначе, как колыбелью революционного рабочего движения в России. А где, как не в колыбели, создавать приют для детей подпольщиков, революционеров и лидеров национально-освободительного движения всего мира, томящихся в буржуазных застенках.

Как бы там ни было, но партийные боссы СССР руководствовались исключительно благими намерениями. Потому и не пожалели денег. Три корпуса, актовый зал на 500 мест, бассейн, спортзал, мастерские, оранжерея с живым уголком, и это не считая подсобных помещений. Даже спустя почти 70 лет вряд ли в России найдется второй такой детский дом.

А тогда, в 30-х, он вовсе воспринимался как храм детского счастья. Сегодня вокруг этого храма разгорелись нешуточные страсти.

За десятилетия детдом успел сменить название и статус. Сегодня это Ивановская международная школа-интернат РОКК им. Стасовой. Аббревиатура Красного Креста в названии школы — это тоже дань историческому прошлому. В 1947 году все тот же ЦК ВКП(б) передал школу под эгиду РОКК. Однако в 1996 году, когда Борис Ельцин дал возможность Красному Кресту оформить свое право на Ивановскую школу-интернат, там почему-то интерес к далекому от столицы объекту не проявили. Так что юридически хозяином международного приюта остается государство. Государство же в лице Министерства образования худо-бедно школу финансировало. Причем, как утверждает заместитель руководителя представительства администрации Ивановской области при Правительстве РФ Илья Панин, глава этого ведомства, сетуя на дефицит бюджетных средств, не раз обращался к

губернским властям с просьбой взять расходы по содержанию интерната на себя. Одним словом, интернациональный детский дом на пороге своего семидесятилетия не только сильно обветшал, но и фактически утратил свое историческое предназначение. Из трехсот с небольшим детей, обучающихся сегодня в интернате, лишь два десятка представляют братские народы.

Идея создать на базе интерната суворовское училище возникла не в Москве и не в генеральских головах, как это пытаются теперь представить в некоторых высоких кабинетах. Ивановские власти, на чьи плечи постепенно свалилась большая часть забот по сохранению уникального детского дома, обратились с такой инициативой в Министерство обороны. Там поначалу идею восприняли настороженно: расходы слишком очевидны. Но потом согласились — если все привести в порядок, будет действительно почти родной дом для детей погибших в Чечне и других горячих точках солдат и офицеров, коих теперь по преимуществу и принимают в суворовские училища. Глава Минобразования России Владимир Филиппов тоже одобрительно отнесся к идее. Тем более что училище, учитывая традиции Ивановского интерната, собирались делать с интернациональным уклоном. Наряду с российскими мальчишками здесь должны обучаться и ребята из стран СНГ. Нашлись под этот проект и деньги. Планировалось, что уже в сентябре нынешнего года Ивановское суворовское училище примет в свои стены первых 200 воспитанников. Но в самый последний момент планы пришлось менять.

«Милитаризация» интерната пришлась не по вкусу Красному Кресту. РОКК начал апеллировать к Минобразованию, и там почему-то отношение к Ивановскому суворовскому училищу сменили с плюса на минус. Вдруг выяснилось, что здесь давно хотят создать на базе школы-интерната специальное учебное заведение для особо одаренных детей. Причем планы эти вынашиваются уже… шесть лет. Слов нет, России нужны новые Ломоносовы и Менделеевы, однако почему об этом только говорят? Складывается ощущение, что идею с суворовским училищем пытаются торпедировать исключительно в пику военным. Причем преподносится это соответствующим образом: генералы штурмуют детдом! Ясное дело, вышвырнут на улицу бедных сирот, чтобы пристроить своих отпрысков.

— Идет явное передергивание фактов, — рассказывает Илья Панин. — Никто нынешних воспитанников изгонять не собирается. Все они получат возможность доучиться в стенах школы-интерната. Это черным по белому прописано в договоре, заключенном между Министерством обороны и администрацией Ивановской области. Кроме того, все почему-то забывают, что в области почти три тысячи детей-сирот, чьи отцы погибли в горячих точках. У большинства из них нет возможности получить хорошее образование. Мы рассчитываем, что суворовское училище частично снимет эту проблему.

Кстати, Красный Крест, чье имя фигурирует в названии школы-интерната, ограничил свое участие в судьбе его воспитанников лишь разовыми поставками гуманитарной помощи. Спасибо, как говорится, и на этом, только взамен господа из благотворительной организации претендуют на право распоряжаться имуществом бывшего деддома.

Мы уже успели привыкнуть к тому, что в России постоянно что-то делят: заводы, фабрики, банки. Холеные мужики с толстыми «лопатниками» бьются в кровь за народное добро. В Ивановской области все гораздо банальнее. Детский дом не перепрофилируешь в свечной заводик или развлекательный комплекс. Единственное, что здесь можно делать, — учить детей: разумному, доброму, вечному. Причем на словах обе стороны именно за это и ратуют. Только одни, взвесив все свои ресурсы и возможности и приняв решение, сразу взялись за дело, предлагая, кстати, и оппонентам компромиссные решения, а другие ограничиваются амбициями.

Андрей Шаров, «Российская газета» No 194

12/10/2002 г.

Добавить комментарий