«Ивановский интернационал атакуют генералы. В Иванове разгорелся конфликт вокруг международной школы-интерната имени Е.Д. Стасовой»

int6Администрация области решила создать на базе интерната суворовское училище и заручилась поддержкой Министерства обороны. Однако Российское общество Красного Креста (РОКК), под чьей юрисдикцией находится заведение, настаивает на сохранении его профиля. За это же выступает и попечительский совет интерната, куда входят Анатолий Карпов, Людмила Зыкина, Николай Губенко, Альберт Лиханов, Василий Лановой.
На стороне школы и депутаты области. Международная школа-интернат, больше известная как Интердом, была открыта в 1933 году по инициативе старых ивановских большевиков для детей антифашистов и революционеров. Сбор средств на его строительство велся под лозунгом «Каждый пролетарий и колхозник должен знать и помнить об узниках капитала». 35 процентов тех денег, что пошли на постройку Интердома, были добровольными пожертвованиями.
Интердом не зря называли барометром планеты — дети приходили оттуда, где было неблагополучно. Преследуемые наравне с родителями, они нередко попадали в Иваново через третьи страны под чужими именами. В числе первых воспитанников Интердома был старший сын Мао Цзэдуна Мао Аньин. Младший сын — Мао Аньцин тоже был переправлен в СССР, но неизвестно, куда именно. Их мать в 1930 году казнили гоминьдановцы — она отказалась выдать местонахождение Мао Цзэдуна. После ее гибели мальчики бродяжничали, Мао нашел их в Шанхае. В Интердоме Мао Аньина знали как Сережу Юн-Фу. После победы в Испании фашистского режима Франко в Интердом привезли испанских детей. Здесь воспитывались дети легендарной Долорес Ибаррури — сын Рубен и дочь Амая Руис. Хулио Кобэнью вывезли из Испании в трехлетнем возрасте, его отец был одним из основателей Компартии Андалузии. Подобно многим другим воспитанникам интерната, он обрел в СССР вторую родину, остался здесь жить и сейчас заведует Музеем Интердома. — Хорошо, что мой папа не дожил до развала СССР, до всего этого, — Хулио неопределенно показывает рукой. — Он боготворил Советский Союз, идеи интернационализма…

Пожар в Иванове разгорелся, когда РОКК подало документы на приватизацию имущественного комплекса школы-интерната. Могли бы, прямо скажем, подсуетиться много раньше, но не спешили, что только доказывает идеалистическую сущность РОККа. — Было принято решение не выводить комплекс из госсобственности, — поясняет заместитель губернатора Николай Зимин, курирующий в том числе и вопросы образования. — Но Красный Крест и Министерство образования, в чьем финансовом ведении находится школа, со своими обязательствами не справлялись. Чтобы не потерять уникальную учебно-материальную базу, мы стали стучаться во все двери, где могли бы помочь. Открыло Министерство обороны. Публично о преобразовании Интердома в суворовское училище заговорили во время приезда в Иваново заместителя министра обороны Игоря Пузанова. Насколько сильно генералы озаботились проблемой отсутствия в городе невест суворовского училища, видно по тому, что вскоре после Пузанова в Иваново пожаловал начальник Генштаба Анатолий Квашнин. Вскоре после этого рождается его обращение к президенту Путину с просьбой ускорить создание суворовского училища на базе Интердома. Посыл под идею подводился куда как благостный: в училище будут обучаться дети, чьи отцы погибли в «горячих точках» или стали инвалидами. — Получается, что судьбу одних детей устраивают за счет других. У нас 420 детей, и у каждого за плечами если не трагедия, то драма, — говорит директор Международной школы-интерната Галина Шевченко. — Что будет с ними? Недавно к нам пришли 40 детей из зоны наводнения — Ставропольского и Краснодарского краев. Также тут обучаются дети из Афганистана, Мозамбика, Эфиопии, Ирана, Чечни, Ингушетии, Таджикистана, Киргизии… Всего двадцать пять национальностей. Тот опыт воспитания в многонациональной среде, что наработан в школе за 70 лет, сегодня крайне необходим нашему государству. По предварительным прикидкам, на реорганизацию Интердома Минобороны должно будет выложить 64 млн. рублей. И это только на первых порах. Откуда такие деньги у бедного ведомства, у которого нет денег даже на зарплату офицерам? Да и зачем стране девятое по счету суворовское училище, когда взят курс на сокращение армии?

— Причины, по которым хотят реорганизовать интернат, меняются каждый день, — продолжает Галина Шевченко. — То здесь будет элитное суворовское училище для стран СНГ, то училище для беспризорников, поскольку их много в Ивановской области… То Интердом в отличном состоянии, то он разваливается… Кругом ложь. Тут же сидят бывшие воспитанники Интердома грек Клеанфис Кацарос и кореец Анатолий Хе. Оба живут в Москве, но Интердом навещают часто.
— Да какое суворовское училище, — говорит Хе, — Скорее всего дело в завидной собственности.
Кусок недвижимости, который отвоевывают генералы, действительно, аппетитный: комплекс, состоящий из 13 зданий, стоит в санитарной зоне на краю леса, на его территории две школы, два общежития, спорткомплекс с бассейном, столовая, киноконцертный зал…Увидев все это, Квашнин даже на откровенную дезинформацию президента решился: «В настоящее время школа-интернат не оправдывает целей, ради которых была создана. Количество детей сокращается. Системного набора не существует. Уникальный и дорогостоящий комплекс разрушается и приходит в негодность».
Достаточно лишь беглого знакомства с Интердомом, чтобы понять: все в этих словах неправда. Что интересно, рядом с генералами, посещавшими Иваново, всегда был тогдашний вице-губернатор Ивановской области Михаил Бабич — с недавних пор премьер правительства Чечни. Которого, собственно, и называют отцом идеи перепрофилирования интерната. В Иванове мало кто сомневается, что его последнее назначение стало возможным благодаря генералам. За какие-такие заслуги они порадели Бабичу, остается только догадываться. Бывший выпускник военного училища уволился из армии в звании капитана. Потом плодотворно поработал в предвыборном штабе Бориса Громова и стал первым заместителем председателя правительства Московской области. Однако вскоре был вынужден покинуть эту должность, так как стал фигурантом в деле о хищении при распределении американской гуманитарной помощи. Уже после того как он стал вице-губернатором Ивановской области, его снова обвинили в хищении средств, но и на этот раз прокуратуре не удалось доказать причастность Бабича к преступлению.
В Иванове убеждены, что затеянная Бабичем реорганизация интерната — не более чем многоходовка. И когда денег на содержание училища не станет, а это неминуемо произойдет, комплекс окажется в чьих-то частных руках. В принципе судьба Интердома практически решена. На той тенденциозной, мягко говоря, записке, что была подготовлена администрацией Ивановской области и Минобороны и легла на стол президента, уже начертано его рукой «Согласен». И стоит дата — 29.07.02.
А за полтора месяца до этого, 12 июня, интердомовка Галя Кочина, победительница всероссийского конкурса детского рисунка «Дети единой России», попавшая на прием в Белый дом, передала президенту письмо воспитанников интерната, которые просят не отбирать их дом. Владимир Владимирович обещал Гале подумать. Теперь по его поручению думает правительство. Тем временем организовался Международный комитет защиты Интердома с отделениями в России, Австрии, Германии, Греции, Болгарии, Испании, Италии, Канаде, Китае, Португалии, США, Франции, Швеции. В его письме к российскому правительству особо отмечается: Интердом и его выпускники являются серьезным международным фактором противодействия силам, пытающимся изолировать и ослабить Россию. Обеспокоенные манипуляциями вокруг Интердома, с Открытым письмом к президенту обратились известные в стране (и не только) люди — Жорес Алферов, Евгений Примаков, Василий Лановой, Аркадий Вольский… Реакции на эти обращения пока нет. Хоть себе надевай майку с Че Геварой и иди на Красную площадь митинговать за счастливое детство, братство и интернационализм.
Ксения Икрамова, «Деловой вторник» #47 (400 )   

24/12/2002 г.

Добавить комментарий