«Письмо в Новый год». «До сих пор помню…»

Очень неприятное известие – о возможном закрытии интердома – подтолкнуло меня написать это письмо. Интердом… Детство  мое и детей конца 40-х – начала 50-х связано с ним.

Училась я в 40-й женской школе, в которой учились многие девочки из интердома. Помню, что моя старшая сестра дружила с немкой Траути. Было в школе много китаянок. Почти все они носили тонкой вязки свитера с поясочком, которые вязали сами. И еще запомнилось: все они обвязывали платочки изумительными кружевами, которые дарили подружкам. До сих пор помню девочек, которые учились со мной в одном классе: Дин Мин Лин (Лена) – умница, старательная; Джан Мин Ирен – похожая на негритянку, тоненькая, миниатюрная акробатка, которая часто выступала в дуэте с партнером во Дворце пионеров. Она изумительно изображала змею. Ее многие, наверное, помнят. Также Фая Пулава – русская, кажется, из Ленинграда. Розита Ларреньяга – испанка, смешливая, озорная. Инесса Гибонс – англичанка, с которой наша француженка (классная) совершенствовала свой английский. Кстати, на фестивале в Москве Инесса, будучи студенткой МГУ, пела дуэтом с русской студенткой (забыла фамилию) песню, которая несколько лет потом звучала по радио (по-моему, «Фиалки»).

Потом всех девочек перевели в 37-ю школу, где учились остальные интердомовцы. Там у меня учился брат, поэтому многих его одноклассников из интердома я помню: Агни Сидериду (гречанка), Ахмед (афганец), Луис Урибе. Уже учась в институте, мы с подружкой перед летней сессией готовились к зачету. Луис зашел к брату и в течение часа перевел нам тексты по 15 страниц каждый (ей – английский, мне – французский). Кстати, у него была сестра-близнец Луиза. Помню Мишу Пасуэло – футболиста «Локомотива»  (если не ошибаюсь). Помню финна Мишу Линько – лучшего друга моего брата, Аню Байер – немку.

Были подруги из интердома у моей подруги-соседки, которая после 8-го класса поступила в химтехникум. Особенно она дружила с гречанкой (имя уже забыла). Одно лето она жила на каникулах у подруги, и мы часто проводили время вместе.

Помню француза Жерара. Он везде ходил с другом-негром. Они были значительно старше нас, но при встрече здоровались, т. к. мы знали друг друга в лицо. Я бегала в эстафете, а тренировались мы все вместе. Было очень интересно и весело.

Вообще жизнь школьная проходила интересно. Соревнования на стадионе, волейбол в парке и на стадионе. При этом большевиков приходило с каждой командой много. Мы часто встречались и если не были знакомы лично, то примелькались друг другу.

Многие интердомовцы учились потом в Ивановских ВУЗах, техникумах. Некоторые остались работать в Иванове. С годами менялись «горячие точки». Мой сын, занимаясь в «Локомотиве», сдружился с ангольцем. Интердом уже имел свою школу. Но мы, поколение пятидесятых, жили и учились рядом, даже в фильме (который снимали в интердоме, но так и не показали на экране) приглашали участвовать оркестр народных инструментов, в котором я играла.

Никогда ни от одного школьника я не слышала пренебрежительных слов в адрес другой национальности. Я очень жду праздника — 70-летия интердома. Пожалуйста, покажите его подробно по телевидению. Ведь нынешнее поколение должно знать об интердоме. Может быть, сохранились кадры того фильма на «Ленфильме» (я о нем слышала лет 25 назад). Вот бы интересно показать гостям, которые приедут сюда. Интересно узнать, как сложились судьбы знакомых интердомовцев. Жаль, что так поступают с интердомом. Коренные ивановцы всегда относились бережно к этой школе и детям, учившимся в ней.

С уважением Лариса Николаевна Багаева.

«Московский комсомолец» № 1 (23.474)
04/01/2003 г.

Добавить комментарий