«Генералы воюют с детьми»

Дети защищаются голодовкой

«Новая газета» более года публиковала хронику боевых действий генералов Минобороны вкупе с администрацией Ивановской области против воспитанников Ивановского интердома. Генералы претендовали на недвижимость, принадлежащую Интердому. Дети — на сносные, что несвойственно другим детдомам, условия жизни. Силы были неравными, и генералы уже почти праздновали победу, как вдруг…

На Рождество в Интердоме рассказывали рождественские сны. Шуршали подарками. А на следующий день восемь старшеклассников, безответно строчивших когда-то письма-просьбы президенту Путину и вице-премьеру Кареловой, тихо объявили голодовку. Из Москвы в Иваново потянулись автокортежи. Вангелис Ксиротирис (выпускник Интердома) — с детским врачом. Чиновники Минобороны — с папками документов. Журналисты — с телекамерами…

В городе невест Иваново конечно же есть памятник Ленину, припорошенный сейчас щедрым снегом. Есть даже живой Владимир Ильич (Тихонов — губернатор области), а вот символа солдатскому гуманизму — памятника воину с ребенком на руках — нет. В этом городе, как в капле — море, отразилась история уже другой страны, выкованной в боевые девяностые. Здесь дети объявили миру голодовку, протестуя против передачи их детдома в ведение генералов, которые, в свою очередь, вознамерились превратить его в военное училище.

В коридорах этого, пока гражданского, детдома шумит разноликая толпа, тянется грозным шлейфом за воспитателем. (Одно информационное агентство, кстати, дотошно перечислило национальности всех восьмерых голодающих: мол, дружба народов.)

— Соня! Почему ребята не взяли нас голодать? — наступают народы в возрасте 12—13 лет на пятки воспитателю.
Соня — невысокая миловидная Софья Ивановна Кузнецова — резко оборачивается. Ей за последние три дня в который раз приходится обращаться к многолетнему педагогическому опыту.

— Выгляните в окно! — обращается к пастве Соня. — Посчитайте, сколько стоит машин. (В окне важные джипы и другие иноземные марки окружили Интердом как во время осады. В гостях нынче вице-премьер Карелова. И другие лица.) Вам мало внимания?
— Соня, если они ничего не предпримут, — волнуется паства, — мы тоже будем голодать. Все два этажа!
Они заседали в это время в кабинете директора Интердома. Убеждали педагогов, что детей необходимо приучать к разговору, а не к борьбе, что спровоцировать войну легко, а построить мир трудно. Они бы еще рассказали это самим воспитанникам, приехавшим в Иваново из горячих точек.

…Соня дипломатично прячет улыбку и гордость. Конечно, полтора года назад, когда начиналась эта война с генералами и областной администрацией, дети были беспечнее. Они, загорелые, вернувшиеся с летних каникул, я видела, осыпали Соню конфетами и апельсинами. Но вроде полтора года — не срок, а дети, глядите, уже взрослые.

— Нас никто не оправдывает, и я знаю, мы всех подставили, — говорит мне ответственно местная признанная красавица и одна из голодавших Катя Филиппова. — Мы продумывали с девчонками и ребятами все возможные способы воздействия — пикеты, демонстрации. Но кто бы нас для начала отпустил в Москву?.. И надо было искать что-то новое.

Это действительно новое слово в политике — детская голодовка… Но при инфантильном руководстве дети взрослеют на глазах, наивно, впрочем, и до последнего не оставляя веры. Брата Кати Кирилла, которому посчастливилось два года назад встретиться с президентом и даже лично попросить того помочь сохранить Интердом, кто-то спросил: «Ты ИМ веришь?». «Да», — оглушенный чиновничьим и журналистским вниманием, ответил Кирилл. Это было вечером восьмого января — первого и, к счастью, единственного дня голодовки.

А наутро их пригласил Владимир Ильич. Глава области всегда любил детей. Он их ждал к восьми (!) утра в собственном (!) кабинете, хотя накануне местный канал крутил картинку из Интердома: воспитанники лежат на кроватях под наблюдением врачей… «Я с первого дня занимаюсь проблемами вашего Интердома вместо того, чтобы заниматься областью», — сказал, прищурившись, Владимир Ильич. Вечером девятого января Кирилла спросили: «Ты им веришь?». «Нет», — ответил Кирилл.

Лилия Мухамедьярова, «Новая газета»
12/01/2004 г.

Добавить комментарий