Снова в Интердоме

Роза Юй Бинь
22:05:2008 г.

После разлуки с Интернациональным детским домом им. Е.Д. Стасовой, когда мне было всего 14 лет, я в 1986 году первой из китайских ивановцев приехала в Интердом на его 53-летний юбилей. Мне выпало счастье увидеть старое здание детдома, сейчас его уже нет, встретиться с бывшим его директором и со многими воспитателями и сотрудниками. В 1998 году мы, китайская группа в составе 60 человек, снова побывали в Иинтердоме, отметив его 65-летие. Из бывших сотрудников увидели лишь Дору Ивановну и Валентину Карловну, а еще через пять лет и их не стало. Трудно признаться, стареем и мы, но с годами не только не стирается память о родном Интердоме, а еще сильнее растет наше чувствок городу ткачей, ставшему нам фактически второй родиной.

Неожиданная встреча

В Интердоме Лю Суньлинь к своей неожиданности встретилась с лучшим другом Мао Аньина немцем Фрицем Штраубе, которого я вдруг узнала по кинофильму об Интердоме, рассказывающему о их дружбе. Я взаимно представила их, и у обоих на глазах тут же выступили слезы. Они невольно обнялись, оба думая о близком им человеке, жизнь которого унесла корейская война. Последовала долгая беседа, и Фриц Штраубе, этот легендарный советский воин Отечественной войны, которому уже 84 года, принялся с юношеским задором рассказывать женщине о незабываемых годах учебы и жизни в Интердоме, о письмах Мао Аньина, о их детских беседах и планах… Давно звали на обед, а они все говорили и говорили… Я же чувствовала себя счастливой, что принесла радость обоим.

Встреча с друзьями мамы

Чжан Мая, или Мая Герасимова, как ее звали в Интердоме, как и ее мать, известная старая революционерка Чжан Цзиньцю, стали жертвами «культурной революции», не дожившими до наших дней. Обе оставили перед смертью завещание, в котором утверждали, что не считают себя «врагами народа» и рано или поздно их оправдают. Их оправдали. За родителей, естественно, пострадали их дети. У Маи осталось трое детей. В Интердом с нами приехала вторая ее дочь %username% с мужем. Она должна была увидеть то святое для мамы место, которое сделало ее маму честной в своих взглядах, открытой и справедливой, не сумевшей молчать в дни разгула «четверки» и предпочитавшей лучше уйти из жизни с гордо поднятой головой,чем сгибаться от унижений. «Я в мае родилась, я в мае и уйду» — было ее последнее решение. Мы, интердомовцы, после конца «культурной революции» впервые собрались вместе и где – на запоздавшей панихиде Маи Герасимовой, нашей подруги по Интердому. В Иванове %username% со слезами на глазах смотрела на подруг и одноклассниц ее мамы, а они дрожащим голосом говорили ей о ее маме и крепко обнимали %username% .

Встреча с новой мамой

Чжэнь Яохуа много лет работала со мной в Управлении издания и распространения литературы на иностранных языках. В октябре прошлого года она скончалась. Вот что хотела сказать, но не смогла найти подходящего момента на юбилее ее дочь Чжэнь Ли: Интердом – место для меня священное. Здесь жили и учились моя мама и ее друзья детства. Мои дедушка и бабушка также работали в Монинском интердоме, откуда она с братом Сеней приехали в Иваново. С малых лет от мамы наслышалась разных историй об Интердоме, в маминых фотоальбомах я видела снимки ее детства, поэтому уже с ранних лет питала к этому дому особое чувство. Мама рассказывала, что в детстве была слабым здоровьем и была окружена материнской заботой сотрудников ИДД. Благодаря этому она поправила здоровье и стала одной из лучших учениц, с золотой медалью окончившая десятилетку и без экзаменов поступившая в МГУ.

Интердом в суровых условиях воспитал высокосознательных, честных, бескорыстных людей, полезных своей стране и народу… Они уже состарились, многих уже с нами нет, но глубокое чувство любви их к родному к дому остались навечно. Моя мама родилась и воспитывалась в России. В Интердоме, с ее слов, она провела свои самые прекрасные и незабываемые годы жизни. Сколько раз она говорила мне, что бесконечно благодарна сотрудникам этого дома и народу России. В 1998 году мама приехала на 65-летний юбилей, в 2003 году снова собиралась приехать, но не позволило здоровье. Она мечтала и в этот раз снова отметить юбилей в Иванове, но не дожила до этого дня, в октябре прошлого года болезнь унесла ее жизнь. Не сбылась ее мечта снова увидеть Интердом, вот я как дочь и решила осуществить ее желание и отблагодарить хоть частично Интердом, который был ей так дорог. По желанию мамы, на все ее деньги я купила для детей школы-интерната два ноут-бука»…

Это выступление я должна была зачитать как переводчица, но, не сумев это сделать, считаю долгом разгласить его на страницах моего журнала.

Чжэнь Ли встретилась с лучшей подругой ее матери латышкой Дзидрой Меднис. Передавая ей DVD и три диска, которые вобрали все фотографии об Интердоме и интердомовцах, Чжэнь Ли сказала: «У меня уже нет мамы, ты станешь моей мамой, и я буду о тебе заботиться всю жизнь как дочь». Обе плакали, не стыдясь слов, с ними плакала и переводчица я…

Добавить комментарий