Письмо от Элизабет Макгир

Меня зовут Элизабет Макгир. Мне тридцать шесть лет. В настоящий момент я заканчиваю свою работу над докторской диссертацией, которую пишу в калифорнийском университете Беркли. Моя диссертация касается вопроса об отношении между революциями в России и Китае, который я рассматриваю через призму личных историй тех деятелей коммунистического движения, которые приехали в Советский Союз вместе со своими детьми, чтобы побольше узнать о социализме и чтобы разделить трудности и достижения социалистического строительства. Первое поколение обучающихся стало приезжать в двадцатые и тридцатые годы и учиться в школах на подобие Коммунистического Университета Трудящихся Востока. Второе поколение включало многих из тех жителей Китая, которые присутствуют сегодня здесь, в этой аудитории, и которые учились здесь, а также в московских институтах. Моя диссертация состоит из восьми глав с общим объемом до четерехсот страниц. Я собираюсь завершить ее в следующим году и опубликовать в виде отдельной книги в университетском издательстве.

Впервые я узнала об Интердоме в 2002 году. Виктор Усов, профессор Дальневосточного отделения Российской Академии Наук, рассказал мне о нем и передал мне воспоминания учеников, изданные в Китае. Я решила приехать в Иваново и сама посетить эту школу. Здесь я встретила Хулио, который рассказал мне, что в 2003 году здесь будет проходить встреча выпускников. Я решила приехать и побывать на ней. Именно там я впервые повстречалась со многими из вас. Я до сих пор живо вспоминаю, насколько я была потрясена, когда увидела людей, приехавших из разных концов света, общающихся по-русски, обнимающих и приветствующих друг друга словно братья и сестры. Я помню, как один бывший ученик, мужчина из Азербайджана, попросил меня снять его на камеру вместе со своей воспитательницей, которая была ему как мать. Я взяла камеру, но она все время выпадала у меня из рук, потому что я была так потрясена и даже смущена чувствами, которые они испытывали при встрече друг с другом, что иногда забывала о том, что мне нужно их снимать. Я также помню, как сильно я нервничала, когда приехала сюда в первых раз, не зная здесь ни души. И как быстро и тепло Интердомовцы приняли меня, позаботились о талоне на обед, посадили меня за стол и нашли мне место в вашем автобусе. Вероятно это было потому, что всем известно, что это значит ­– поехать в незнакомое место, где вы никого не знаете. Больше всего я вспоминаю удивительные и забавные истории, которые вы рассказывали мне и которые с тех пор пленяют мое воображение.

Впоследствии я общалась со многими Интердомовцами в Пекине, Москве, Берлине и даже в горах Италии. Собирая информацию об Интердоме, я также работала в Российском государственном архиве и архиве Коминтерна в Москве. Но самой большой радостью было для меня работать здесь, в Иваново, вместе с моим дорогим другом Софьей Ивановной. Я уверена, что она может рассказать вам, как мы проводили время в ее архиве. Она удивительная труженица, неутомимо и беззаветно хранящая память об Интердоме. Я очень благодарна ей за ее помощь и поддержку в моей работе и за ту радость и веселье, которые мы тогда получили. Я также хочу поблагодарить учеников нынешней школы. Их великодушная помощь превратила мою работу в архиве в настоящую радость. Особенно мне хотелось бы сказать о Вове Дмитриеве. Он часами просиживал со мной в архиве, держа в руках альбомы с фотографиями, когда я оцифровывала их, стоял у меня за плечом, проверяя мое правописание, когда я печатала по-русски.

Чем больше я узнаю об Интердоме, тем больше убеждаюсь, что это абсолютно уникальное историческое явление. И его история заслуживает того, чтобы рассказывать о ней со всей возможной полнотой, правдивостью и искренним сопереживанием. Эту историю должны прочесть люди во всем мире, кому небезразличен феномен социалистического интернационализма и интернационализм как таковой. Что в особенности покоряет меня в истории Интердома, так это то, что это едва ли не единственное место в мире, где идеалы социалистического интернационализма были выражены максимально полно и были максимально полно реализованы. И они были реализованы не высоколобыми теоретиками, а простыми людьми из города Иваново, а также детьми, жизнь которых перед тем, как они прибыли в школу, уже была полна страха, неопределенности и злоключений. За последние несколько лет я узнала множество историй о вашей жизни до того, как вы приехали в Интердом, о том, как вы жили здесь и потом, после вашего отъезда отсюда… И я хотела бы посмотреть, смогут ли другие историки найти более впечатляющие и трагические примеры того, как в современном мире сталкиваются между собой безличные силы и индивидуальные судьбы. Ваши истории похожи на волшебные сказания. И они, в самом деле, волшебные сказания о человеческих жизнях, прожитых в эпоху социализма XX века.

После того, как я закончу свою диссертацию, я планирую написать иллюстрированную историю Интердома, чтобы опубликовать ее затем на английском в США и, если удастся, на русском в России. Я уже собрала много материала, множество историй, но надеюсь собрать еще больше. До сих пор мое основное внимание привлекали судьбы китайских коммунистов, потому что такова тема моей диссертации. Но теперь мне нужно расширить рамки своего исследования, чтобы включить в него всех – немцев, греков, азербайджанцев, представителей других национальностей – всех кто, учась в школе, вдохнул жизнь в абстрактные идеалы интернационализма.

Мое исследование помогло мне ответить на множество вопросов относительно Интердома: Я прочла переписку между Шароновым и Макаровым о том, как нужно устраивать экскурсии и о мерах по восстановлению школы после войны. Я прочла волнующие и захватывающие документы о поисках учеников Интердома, пропавших в Белоруссии в 1941 г. Я ездила в архив Госфильмофонда в Подмосковье, чтобы посмотреть короткие документальные фильмы о школе. Я оцифровала тысячи фотографий из архива Интердома и из ваших личных фотоальбомов. Я делилась своими материалами с Софьей Ивановной, помогая ей в создании школьного архива.

Но у меня еще остается много вопросов, на которые я пока не могу найти ответа. Поэтому я прошу вашей помощи. Я хочу знать больше об отдельных учениках и национальных сообществах, представленных в школе – кем они были, почему и когда они приехали сюда. Я хотела бы лучше представлять для себя послевоенную историю школы, поскольку все это время я занималась, главным образом, периодом до войны и собственно военным периодом. Мне нужно установить личности сотен детей, запечатленных на фотографиях. Мне нужно узнать больше о превратностях повседневной жизни в школе. И я хотела бы услышать больше рассказов о вашем детстве, о ваших друзьях, вашей жизни. Я постараюсь задокументировать эти рассказы и сделать их частью большой истории международного социализма. Я надеюсь, что через ближайшие два года я смогу поговорить еще со многими и многими из вас. И я буду невероятно счастлива, если мне удастся ответить на ваши вопросы, поделиться с вами своим материалом, тем, что я собираюсь написать об Интердоме.

Я родилась и выросла в Калифорнии, в обычной американской семье. Теперь я замужем и у меня растет сын. Среди моих предков вообще не было русских. Впервые я приехала в Россию с родителями в 1988 году. Это была туристическая поездка. Я изучала русский язык в колледже, а китайский – в аспирантуре. Мое исследование об Интердоме, которое я проводила в течении нескольких последних лет, оказалось самым удивительным делом, которым я когда либо занималась. Я путешествовала по всему миру, общаясь с людьми, чья жизнь так сильно отличается от моей собственной. Вся моя семья стала интересоваться историей Интердома. Думаю, что я могу говорить не только от своего лица, но и от лица всей своей семьи: встреча с вами заставила нас переосмыслить наши представления о себе и о том, что значит быть семьей, переосмыслить наши представления о дружбе и о верности поверх национальных барьеров. Это был опыт, который я никогда не забуду.

Добавить комментарий